Путевки на отдых и лечение в санаторий
«Сестрорецкий курорт»

Интервью: Елена Рыбинская

17.07.2018

В течение двух недель в санатории отдыхала правнучка Василия Петровича Авенариуса — Елена Кирилловна Рыбинская, со своей внучкой Елизаветой.

Василий Петрович Авенариус — сын дяди основателя Сестрорецкого Курорта. Таким образом, Елена Кирилловна — его если не прямая, то достаточно близкая родственница нашего Петра Авенариуса.

Мы не смогли удержаться и попросили Елену Кирилловну рассказать о себе. Совершенно удивительно осознавать факт того, что мы имеем возможность прикоснуться к истории рода Авенариусов через настоящего потомка.



***

Мои родители — химики. Отец был главным инженером в городе Сталиногорске, ныне Новомосковск. Когда в Туле открылись совнархозы, папу перевели на работу в совнархоз, а потом в Москву, на большой пост в сфере лесотехнической промышленности. С семидесятого года мы живем в Москве. Мать моего отца, моя бабушка — Ольга Васильевна Авенариус. Василий Петрович Авенариус, отец моей бабушки, мой прадед — был писателем. Написал трилогию о Гоголе, книги о Пушкине, его отрочестве и лицейские годах.

С бабушкой я провела все детство. Жили мы под Москвой на даче в Звенигороде. Бабушка была необыкновенным человеком. Она закончила Смольный институт. Прекрасно играла на рояле. Прекрасно разговаривала на трех языках — французском, английском, немецком. Когда она умерла, мне было 14 лет. Это было 60 лет назад. Это была очень образованная интеллигентная семья. Муж, мой дед, Константин Александрович Кильштедт работал на заводе. На дачу, где я жила каждое лето в течение 13 лет, приезжали родственники, мы много общались, гуляли, слушали классическую музыку — Маллера, Бетховена. Бабушка научила нас играть во все карточные игры, какие только существуют на свете. Каждый день мы играли в вист, преферанс, покер, лямур, бисмарк. Мы знали все карточные игры, даже те, которые сейчас уже забыты. Конечно, бабушка нам читала. Очень много. Прадедушка много написал для детей.

Я не знала, что мои предки особенные люди. Потому что тогда было такое время, когда нельзя было говорить о том, что у тебя есть немецкие родственники. Тем более у меня фамилия — Кильштедт. Несмотря на то, что мой отец занимал большой пост. У нас в семье никто не пострадал в тридцатом году, абсолютно. Но все равно это было непринято рассказывать во всеуслышанье.

В Звенигороде мы жили на том месте, где жили дети композиторов. Мы играли в разные игры и ставили спектакли. Моя бабушка и тетка шили нам костюмы, писали сценарии, после этого всегда было чаепитие с пирогом из чудо печки. Мы ставили Золушку — все было в стихах, конечно.

***

Каждый год все Авенариусы собираются вместе. В этом году с 3 по 5 октября мы едем в Голландию — уже получили приглашение. Три года назад мы собирались в Мюнхене.
На встречах царит доброжелательная атмосфера, все очень приветливые, все ждут и радуются нашему приезду.

Авенариусы, бесспорно, творческие. Физики, математики, художники, преподаватели, юристы, писатели.

В Германии хранится картотека. Я была в доме, где стоит огромный шкаф. Есть информация и про нас — и общая, и очень подробная: чем занимаются, где работают. Потом устраивается собрание, где все рассказывают о своих детях. Потом мы посещаем какую-либо достопримечательность и встречаемся в ресторане. На встречах я чувствую, что это мои родственники — абсолютное единение. Мы вошли в ресторан и я смотрю — ходят люди похожие на меня! У меня не было ощущения, что это чужие люди, хотя я их никогда не видела. Чувствуешь себя как дома, где тебя понимают и любят, где ты не просто человек, который заблудился.

<< Назад к списку новостей